Петербургские музеи прячут экспонаты за электронными «шторками»

После похищения из Государственной Третьяковской галереи картины Архипа Куинджи «Ай-Петри. Крым» «ПД» поговорил с музейщиками Северной столицы и выяснил, какие меры они предпринимают для защиты культурных ценностей

Покушение на «ограбление века» состоялось 27 января. Неизвестный мужчина под видом посетителя проник в Государственную Третьяковскую галерею, снял картину Архипа Куинджи «Ай-Петри. Крым» и ретировался. Тревогу забили, когда похититель покинул здание.

До известного вора Стефана Брайтвизера, похитившего за шесть лет больше двухсот произведений искусства, московскому грабителю оказалось далеко. Его поймали на следующий день в Подмосковье. Картину украл 31-летний мужчина, которого в декабре 2018 года задерживали за хранение наркотиков.

В Третьяковке картина Куинджи находилась на временной выставке. Место ее постоянного «базирования» – Государственный Русский музей.

ПРОПАВШИЙ ЛЕВ 

«Петербургский дневник» побеседовал с музейщиками города на Неве и экспертами и выяснил их мнение по поводу резонансного случая.

Государственный музей истории Санкт-Петербурга – один из крупнейших исторических музеев России. Его фонды насчитывают около 1,5 миллиона экспонатов – материальных свидетельств истории города на Неве. У музейного комплекса много филиалов: Петропавловская крепость, музей-квартира Александра Блока, особняк Румянцева, Музей печати… Охранять есть что.

В администрации Государственного музея истории Санкт-Петербурга «ПД» сообщили, что безопасность в комплексе обеспечивают охранные предприятия. Для этого приходится заключать государственные контракты. «Контроль по их выполнению возложен на службу безопасности музея, – рассказали собеседники «Петербургского дневника». – Она состоит из профессиональных специалистов, ранее служивших и работавших в системе силовых структур РФ».

В Государственном музее истории Санкт-Петербурга хорошо знают, что такое кража экспоната. В октябре 2018 года с выставки архитектурной керамики кто-то стащил маску льва – декоративную деталь середины XIX века, украшавшую карниз фасада Нового Эрмитажа.

Похищение было совершено в новом музее «Керамарх» в Петропавловской крепости. Буквально через неделю после открытия. «Хищение было сразу обнаружено. Сотрудники музея своевременно обратились в полицию. Ведется следствие», – поделились музейщики. Но маску до сих пор, увы, не нашли.

АКТ, РАСТЯНУТЫЙ ВО ВРЕМЕНИ 

Руководитель управления делами Юсуповского дворца на Мойке Анна Вабель рассказала, что на ее памяти во дворце произошло всего два ЧП. «Правда, это было очень давно. Однажды к нам зашел мужчина и сорвал… свою собственную картину. Он был ее автором, и ему не понравилось, как она висела. Но за пределы Юсуповского дворца он не вышел. Горе-художника вовремя остановили, – поделилась Анна Вабель с «Петербургским дневником». – А еще у нас как-то раз похитили серебряную вилку. И на этом, слава Богу, все». 

Историю с похищением картины Архипа Куинджи она назвала «печальной и удивительной». «Понимаете, бывают какие-то молниеносные действия. Есть сумасшедшие, которые могут плеснуть на картину кислотой или ударить ее ножом. Такие случаи известны. Но это происходит очень быстро, и предпринять что-либо действительно бывает трудно, – сказала руководитель управления делами Юсуповского дворца. – Но случай с картиной Куинджи из ряда вон! Преступный акт был растянут во времени. Злоумышленник заходит в зал, снимает картину, удаляется… Не бежит – он идет неспешной походкой! И главное – он беспрепятственно покидает здание. Как он смог выйти?! Это немыслимо, что он спокойно снял картину. Но еще более поразительно, что его выпустили. В музее должен быть пост охраны с мониторами видеонаблюдения, с которого необходимо постоянно следить за происходящим в залах и немедленно реагировать на внештатные ситуации».

По словам Анны Вабель, во время проведения крупных выставок в залах Юсуповского дворца всегда оборудуется дополнительный пост охраны – в помощь смотрителям. «Экспонаты защищаем дополнительными средствами охраны. Самая распространённая и широко используемая – электронная «шторка», подающая звуковой сигнал в зале и сигнал тревоги на пост охраны при попытке потрогать экспонат или пройти в закрытую зону», – рассказала Анна Вабель. 

«РОКИРОВКА» НЕ СПАСАЕТ 

Директор ГМЗ «Петергоф» Елена Кальницкая выразила сочувствие своим коллегам, сотрудникам Третьяковской галереи. «Произошедшее там выглядит нелепым и страшным. Но дело в том, что сейчас в нашей стране настоящий музейный бум: россияне идут в музеи нескончаемым потоком. Переизбыток посетителей фиксируют почти везде, и охраны, откровенно говоря, не хватает, – сказала она в интервью «ПД». – Вы только вдумайтесь: на весь ГМЗ «Петергоф» есть всего три круглосуточных поста полиции. Также безопасность обеспечивает ФГУП «Охрана» Росгвардии и собственная служба безопасности, численность которой составляет 300 человек. Но этого все равно мало…»

По ее словам, такая проблема есть в большинстве российских музеев. «В условиях существенного наплыва посетителей она обостряется. Не секрет, что большинство смотрителей – женщины в возрасте. Они живые, земные люди, и могут банально устать, отвлечься, – сказала Елена Кальницкая. – На мой взгляд, ругать их неуместно. Нагрузка на них колоссальная, они неизменно болеют за музей! Музейное руководство понимает это и старается в течение дня делать «рокировки», меняя более сложные участки на простые, чтобы у смотрителей глаз не «замыливался». Но легче от этого не становится».

Директор ГМЗ «Петергоф» призналась, что просмотр видеозаписи из Третьяковки вызвал очень грустные чувства. «И не только потому, что преступник похищает картину в открытую. Но ведь еще поразительна реакция людей! Видно же, что происходит что-то неправильное. Что какой-то странный парень в часы работы выставки, непонятно во что одетый, берет картину и уходит с ней… Остановите его или хотя бы спросите, кто он такой, обратитесь к смотрителям! Помогите! Но посетители равнодушны… – поделилась Елена Кальницкая. – К счастью, никаких катастрофических последствий это похищение не вызвало. Картину благополучно вернули, и, как говорят, она особо не пострадала. Будем надеяться, этот случай станет для всех нас уроком и заставит уделять больше внимания вопросам безопасности культурных ценностей».

ПРОДАЖА – СУМАСШЕСТВИЕ 

По предварительной версии, вор хотел продать картину. Но получилось бы у него это сделать? Мы попросили прокомментировать это арт-менеджера и консультанта по формированию частных коллекций Елену Куприну-Ляхович. «Продать эту картину было бы невозможно. Ее похищение – это сумасшествие, – уверена она. – Почему? Ну а где ее можно было бы продать? Легально этого бы никто не сделал. А черный рынок, где якобы массово скупают произведения искусства безумные коллекционеры, – это, мне кажется, миф. Работаю в этой сфере 30 лет и ни разу не сталкивалась с таким явлением».

По оценкам экспертов, картина «Ай-Петри. Крым» стоит около 200 тысяч долларов – более 13 миллионов рублей. «На самом деле мне кажется, что это заниженные данные. Думаю, цена этого произведения гораздо выше, хотя бы просто потому, что оно музейное, а это отличный провенанс (история происхождения, – прим. ред.). Стоимость картины с хорошим провенансом может отличаться от стоимости похожей картины этого же художника без хорошего провенанса. Отличаться в разы», – объяснила «ПД» Елена Куприна-Ляхович.

При этом она не стала бы огульно ругать сотрудников Третьяковки за случившийся промах. «Ведь надо понимать, что у музея есть учредитель. Учредитель Третьяковки – это государство. И этот учредитель должен заботиться о безопасности, – отметила специалист. – То есть нужно финансирование и нужны поставки современного оборудования. Например, есть специальные датчики. Их крепят к картине, и когда кто-то пытается к ней прикоснуться, то начинают пищать сигнализации. Иногда даже трогать не надо! Достаточно просто встать слишком близко».

Как и Елена Кальницкая, Елена Куприна-Ляхович подчеркнула, что сейчас музеи переживают наплыв зрителей. «Это, конечно, хорошо, но и несет новые проблемы, а значит, требуются новые способы их решения, – добавила консультант по формированию частных коллекций. – Должны быть новые инструкции, тренинги и оборудование для обеспечения безопасности культурных ценностей».

РИСК ВЫШЕ НОЛЯ 

Интересен вопрос со страховкой картины. Сначала сообщалось, что ее застраховали только на время транспортировки, а не выставки. Но потом в Департаменте музеев Министерства культуры РФ заявили, что период экспонирования тоже был покрыт страховкой.

О сложившейся практике «Петербургскому дневнику» рассказал начальник отдела страхования культурных ценностей АО «АльфаСтрахование» Андрей Куча. По его словам, страховка картин только на время их перевозки – обычное дело.

«Музейные экспонаты, передаваемые для временного экспонирования между государственными музеями на территории РФ, действительно чаще всего покрываются страхованием только на период так называемого «повышенного» риска. То есть на периоды перевозок от места экспонирования и до него, включая такие процедуры, как упаковка, распаковка, погрузка, разгрузка, монтаж экспозиции и демонтаж, и временное промежуточное хранение, – сказал эксперт. – Сам период экспонирования считается по степени риска приравненным к условиям пребывания картины в месте постоянного экспонирования, а потому на это время, как правило, картины не покрываются страхованием».

Специалист подчеркнул: такую практику можно признать разумной с формальной точки зрения. Раз уровень риска, пока картина находится в «покое», условно приравнен к «нулевому», то и страхование ни к чему. «В реальности же, как видно даже без отсылок к громким событиям последнего времени, картины находятся не в условиях отсутствия риска, поэтому размышления о страховании – вопрос непраздный, – сказал Андрей Куча. – Насколько удорожило бы страховку покрытие периода экспонирования, рассуждать бессмысленно. Однозначно только одно – стоимость услуги была бы выше. Насколько выше, никто сказать не может, но в любом случае это очень заметная цифра».

Добавим: видимых повреждений специалисты на картине «Ай-Петри. Крым» не обнаружили. Однако выставка Куинджи в Третьяковке продолжится уже без этого полотна. От греха подальше его решили вернуть в Санкт-Петербург…

НА ЗАМЕТКУ 

Страховая стоимость картины Архипа Куинджи «Ай-Петри. Крым» составляет 12 миллионов рублей. Она была написана с 1898 по 1908 годы и хранится в Русском музее. В Москву ее привезли на временную выставку, которая открылась 6 октября 2018 года и продлится до 17 февраля 2019-го.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ 

Директор Департамента музеев Минкультуры России Владислав Кононов: 

– Как так произошло, что удалось картину снять, вынести и только после этого забили тревогу? Мы должны разобраться с ответами на эти вопросы. Министр культуры РФ Владимир Мединский дал поручение провести комплексную проверку систем безопасности Третьяковской галереи и всех федеральных музеев Российской Федерации.

Источник: spbdnevnik.ru