Максим Леонидов: «Мне хочется будущих артистов растить самому»

В преддверии премьеры в Театре музкомедии популярный актер, композитор и певец Максим Леонидов рассказал о новом мюзикле «Девчонка на миллион», собственной музыкальной школе и опасностях, подстерегающих в путешествиях

— Максим, расскажите, пожалуйста, о своей новой работе.

— Мюзикл «Девчонка на миллион» был написан несколько лет назад и ждал своего часа. Он создан по мотивам сюжета Владимира Валуцкого, воплощенного в популярном фильме «Начальник Чукотки». Но если там главным героем является юноша, который по комсомольской путевке приезжает на Север, то у нас на край света от несчастной любви бежит девушка.

В этой постановке я совмещаю сразу несколько ипостасей. Я автор идеи, композитор, арт-продюсер и исполнитель роли таможенника Тимофея Храмова, который в нашей версии полон сил и может рассчитывать на взаимность с молоденькой девушкой. Но главная роль в этом спектакле все-таки женская. И героиня, как паровоз, двигает все действие. 

Это будет история про человеческие судьбы. История о том, как меняются люди под влиянием различных событий. Только такой театр я и люблю. Так я себе и представляю настоящее театральное искусство. С собой на этот проект я привел Андрея Носкова, с которым мы сделали два детских музыкальных спектакля: «Крем, джем & буги-вуги» в Театре имени Акимова и «Мама-кот» в Театре эстрады имени Райкина. Андрей – человек хоть и не поющий, но танцующий и очень музыкальный. Поэтому мне с ним удобно и интересно работать.

— Вы как-то назвали себя многостаночником. И сегодня подтвердили это. Что вам все-таки ближе?

— Театр мне ближе, а вот в кино я снимаюсь редко. Дело в том, что ты за редким исключением никогда не знаешь, что из этого получится. Поэтому зачем идти работать в киногруппу с незнакомыми режиссерами и партнерами, по сценарию, который не ты написал?

Я согласился сниматься в «Высоцком», потому что там была авантюра. И мне было интересно принимать в ней участие. Это редкое кино, которое трогает. Там есть чему сопереживать, кого жалеть, за кого радоваться. Это уже большое дело по нынешним временам.

Потому что очень часто ты приходишь в театр или в кино, смотришь на красивые съемки, медленно летающие пули или в мюзиклах на красивые платья и роскошный свет, но к театру это не имеет никакого отношения. А вот когда я вижу, что между людьми что-то происходит: этого жалко, один всплакнул, другой рассмеялся – это искусство.

— Недавно вы представили свою новую книгу. Можно ли назвать вас еще и писателем?

— Хотел бы подчеркнуть, что не я был инициатором издания моей книги стихов «Все это и есть любовь», а издательство. Я сам был удивлен, потому что считаю себя автором песенных текстов (хотя в них тоже присутствует поэзия), но ни в коем случае не поэтом. А первая моя книга «Я оглянулся посмотреть…» – это скорее книга воспоминаний, рассказов о себе, о группе «Секрет», о славе и нравах шоу-бизнеса. Но вы знаете, писателем я бы стал с удовольствием. Вот только темперамент у меня другой, мне надо все и сразу. Родилась музыка – записал, сыграл на рояле, спел.

— Наверное, именно это свойство натуры и определило любовь к путешествиям? Где удалось побывать?

— Везде. Я занимался съемками программы, которая шла по телевидению и называлась «Эх, дороги». Мне действительно удалось побывать в огромном количестве мест, где я сам не побывал бы никогда. Ну когда бы еще я попал на остров Пасхи?!

Помню, как однажды в одном из национальных парков Кении мы поехали на сафари. Обычно там туристов за руль не пускают. Но нам для программы было необходимо, чтобы за рулем сидел ведущий, то есть я. Поэтому я сел за руль, справа от меня расположился Леня Ярмольник, а гид стоял рядом. Когда мы передвигались по саванне, увидели, как в озере купается слон. Недолго думая поехали туда. Оказалось, что это была слониха, причем не одна, а со слоненком. И беспокоить их таким наглым образом не рекомендовалось. Хорошо, гид предупредил: «Поставьте на первую скорость. И если я скажу «гоу» – не задавайте вопросов». И вот когда это животное вылезло из озера и, издавая громкие звуки, побежало на нас, я сделал такой «гоу», какого никогда в жизни больше не делал. Было ужасно страшно… А еще я очень люблю путешествовать с женой и детьми.

— В преддверии Нового года вы даже открыли для детей собственную музыкальную школу?

— Мой сын Леня учится играть на бас-гитаре, петь, и поэтому школу я открываю в том числе и для него. Это будет частная школа искусств, где станут обучать разным театральным и музыкальным дисциплинам. Дело в том, что в театрах, да и в моих мюзиклах в том числе, есть детские роли. И мне хочется будущих артистов растить самому. Чтобы я мог рекомендовать театрам ребят из собственной школы. Ребят синтетических, которые умеют петь, танцевать, двигаться. Мы готовы прослушивать всех желающих. И не можем не взять ребенка только потому, что на прослушивании он фальшиво спел. Может, он просто волновался. А может, поет он фальшиво, но потом басню так прочтет… Мы готовы заниматься с любым желающим в течение месяца. Хотя это вовсе не значит, что потом мы его обязательно примем. Однако у каждого человека обязательно должен быть шанс.

— Про вас можно сказать, что вы родом из «Секрета». Когда мы сможем вновь услышать его выступление? И вообще, в чем его секрет?

— Мы раз в год непременно выступаем, а больше, я думаю, и не надо. В ноябре мы наметили концерт в «Юбилейном». Потом выступим в Москве и поедем по большим городам России. Ну а секрет «Секрета» в том, что он настоящий.

СПРАВКА

Максим Леонидов родился в Ленинграде. Окончил Хоровое училище имени Глинки и Институт театра, музыки и кинематографии. Один из создателей бит-квартета «Секрет», чьи пластинки выходили миллионными тиражами.

«Петербург – огромная часть моей жизни, моя постоянная энергетическая подпитка. Это город, который красив во все времена года. Большую часть молодости я прожил в центре, где находятся самые красивые
места. Я и сейчас, когда есть время, люблю гулять здесь», – Максим Леонидов.

Источник: spbdnevnik.ru