Тест на уровень свободы. Спецпроект РИА «Новейший Денек» Язычник

Нынешний выпуск спецпроекта «Язычник» продолжает тему кавычек.

Вторую часть собственной «дилогии» филолог Эмма Прусс предназначила коварству кавычек, которые как лакмусовая бумажка проявляют почти все характеристики пишущей личности. И

кому-то добавляют очков за креативность и новшество, а остальным – минусуют, как перестраховщикам либо злюкам:

«Помню, на заре редакторской молодости попался мне битый [цензурной] жизнью возрастной журналист, начинавший карьеру на излете сталинской эры – в конце 1940-х.

Бедняга кавычил практически всё: запотевшие окна, металлическую дисциплину, мышиную возню. Иногда из-за этих кавычек фраза меняла смысл на ироничный, и зашоренный мужичок пугался еще пуще. Ибо, с одной стороны страшился, что его некорректно усвоют, если он кавычками не укажет переносное значение слова: окна же не могут потеть, а дисциплина – предмет нематериальный, сделать из железа ее нереально…

С иной стороны, его закавыченная стальная дисциплина превращала удачный коллектив в сборище балбесов – и русские руководители добивались опровержения.

А слов лишь в прямом смысле для работы не хватало. Потому и появлялся в тексте – «вроде бы что не вышло» – защитный частокол кавычек, отгораживающий создателя от написанного.

Но формально, этот усмотрительный человек поступал по канону: если отдельные лексемы употребляются не в прямом значении, а в ироническом, необыкновенном либо устаревшем, их выделяют кавычками. И уже на усмотрение пишущего – на его вкус, который зависит от приобретенного образования и воспитания, чувства юмора и коммуникабельности, внутренней свободы и проф опыта, – направить ли внимание читателя на новое либо забытое значение слова, оформив его кавычками, либо и без кавычек аудитория в посыле создателя разберется?!

По большенному счету, как мы уже гласили в первой части, создатель должен полагать уровень собственного адресата, чтоб решить, необходимы его кругозору подпорки – подсказки в виде кавычек либо тот и сам ощутит сарказм либо двусмысленность произнесенного.

Знаки препинания – вещь нужная, но совсем не декоративная. Это некоторый сигнал пишущего читающему.

К слову, справедливости ради, скажу, что и в текстах неких современных создателей – и журналистов, и литераторов – часто через кавычки не продерешься. При всем этом не раз замечала: убери кавычки – и смысл не изменяется. А вот графика текста становится много лучше – будто бы жеманничать перестает.

И все таки. Когда кавычить, а когда – погодить, употребляя непрямые значения лексем либо речевых оборотов, типа, изловили тачку; плетемся в хвосте; некорректные пчелы; божий одуванчик; высочайший гость; тусоваться; золотая середина; нести чушь; новенькая фенечка; изюминка в том; наши душечки; класс! круто! …

Если замахнулись на нетленку – прикидывайте, в котором году устареет тачка либо фенечка. Некорректные пчелы – из почтения к переводу Заходера лучше бы закавычить. Изюминка, как мне кажется, нескончаемая – переживет всех в собственном несушеновиноградном значении. То же могу сказать и о божьем одуванчике, и о высочайшем госте. По мне пусть без кавычек и бакс падает, и работа бурлит, и рыба клюёт, и цены кусаются, и время бежит

Если пишите тут и на данный момент – для сверстников и современников собственного круга и вида мысли – не ставьте кавычки либо ставьте их как можно пореже. Либо поменяйте особо напрягающий доп смысл наиболее понятным синонимом. Жаргонизмов опасайтесь – они стремительно ветшают, не успеешь 2-ой юбилей справить, как они уже из неологизмов перевоплотился в архаизмы.

Труднее, естественно, когда текст адресован и бабулькам, что не закончили поклоняться Сталину, и студентам, для которых вождь народов – раритет из разряда Мамая и Наполеона. Ну, здесь уж необходимо быть специалистом, который учтет все контексты, и не ранит читателей ни высокомерием, ни узколобостью; не оттолкнет неискренностью либо заискиванием.

Кавычки – символ разоблачающий. Не любому дано предвидеть, как его кавычки «откликнутся». И откликнутся ли. Каждый раз кавыча, необходимо выбирать золотую середину, чтоб не плестись в хвосте, да и не бежать впереди паровоза, и тем наиболее, не навести тень на плетень излишними елочками либо полным отсутствием лапок.

Не достаточно того, что каждое слово у пишущего обязано быть взвешено на роскошных весах, где дергаются от миллиграмма аспектов чашечки грамматики и стилистики, так здесь к тому же знаки необходимо вымерять нановеличинами.

Совершенно, у кавычек, исходя из убеждений пассионариев, в нашем Отечестве нехорошая слава. Из цензурных суждений масса превосходных писателей кавычила все попорядку (в последнем случае, выносила за скобки, как, к примеру Салтыков-Щедрин). В итоге у ряда литераторов уже в крайней четверти XIX кавычки стали вызывать стойкую идиосинкразию. Чехов их вытерпеть не мог, писал сотруднике: «…бросьте и скобки, и кавычки!.. Кавычки употребляются 2-мя сортами писателей: застенчивыми и бесталанными. 1-ые пугаются собственной смелости и оригинальности, а 2-ые, заключая какое-нибудь слово в кавычки, желают сиим сказать: гляди, читатель, какое оригинальное, смелое и новое слово я выдумал
Но то Чехов – классик! А то мы – мучаемся сомнениями: как поступать в неясных вариантах?! Есть один выход. Британцы дали подсказку. С их легкой руки и наши литературоведы да филологи насобачились: при богатстве цитат и переносных значений выделяют их не кавычками, а остальным шрифтом. Либо курсивом.

Что все-таки касается драматичности, другими словами узкой издевки, которую в тексте постоянно, чудилось бы, сопровождают кавычки…

У Пушкина – человека и создателя язвительного, даже в «Евгении Онегине» – кавычек по пальцам перечесть. Умел «сукин отпрыск» тонко насмехнуться и без символов.

И у поэта и гражданина Некрасова, который и сатирически, и иронично бичевал несознательных современников – кавычек чуток да маленько, создатель отлично справлялся и без их, находя обыкновенные слова для сотворения ярчайших нетривиальных образов.

Зато кавычек было значительно в сталинской журналистике и публицистике. Не в победных реляциях, очевидно, а в разоблачениях противников, оппонентов и, часто, что уж хитрить, соперников. Лидия Чуковская даже написала (по поводу травли в прессе Пастернака – опосля присуждения ему Нобелевской премии): «И глядят на меня кавычки – любимый символ того жаргона, на котором изъясняются журналисты палаческого направления». Кавычки тогда своими лапками да иголками елочек практически царапали глаза – и никаких кавычек для осознания данной для нас формулы не требуется…

Кавычки по минимуму употреблял Жванецкий. Они у него в текстах часто находятся, я бы произнесла, незримо. Высочайший класс – демонстрация вольного духа и сложного стиля: кавычек нет – драматичность есть.

Кавычками изредка воспользовался Набоков. Они был уверен, что его читатель считает все очевидные и сокрытые цитаты – из остальных создателей и из произведений самого Владимира Владимировича.

Фактически, нарочитое неиспользование кавычек – это тоже стилистический прием, подразумевающий наличие этих кавычек в голове, а не на бумаге. Это общение посвященных: мы с тобой одной крови (внутренней средой организма человека и животных)

Это как у автомобилистов – нет смысла кавычить ты меня подрезал либо я его поцеловал – экспертам и так ясно. Здесь впору кисейным дамам «не за рулем» схожий словарь прояснить, дескать, не пугайтесь: и галстук-то у шоферов не галстук, а трос…

Кавычки – это не попросту пунктуационный дуэт. Это философская категория в грамматике. Проявления закона отрицания отрицания на письме.

На исходном шаге грамотности пишущий совершенно их не ставит. Он их не ощущает, не соображает – не дорос.

На последующем шаге – он кавычит все попорядку, руководствуюсь правилом для школяров и актуальным опытом: комплексов и обид, потом подстраховки и ухода от ответственности.

И на самом высшем уровне, homo scribent отрешается от кавычек, если, он, естественно, достигнул и соответственного духовного, и умственного уровня.

Сложность здесь, быстрее, вызывает не личное предпочтение создателя – ставить либо не ставить елочки, а мультислойные коммуникации – усвоют тебя разноуровневые собеседники либо нет. Для кого-либо кавычки – мостик для установления контакта, для остальных – мешающий взаимопониманию элемент.

Все вышеупомянутое – это, быстрее, метафизика 1-го из винтиков пунктуации. Также семантики и литературного (либо окололитературного) стиля.

О знаках молвят изредка. Их разглядывают как прислугу письма. А напрасно. Все эти тире и запятые, восклицательные и вопросительные знаки, скобки и кавычки – сродни пляшущим человечкам из известного рассказа о приключениях Шерлока Холмса. Если разгадать их тайну – мы много что принципиального усвоим и о российском могучем, и о собственных текстовых собеседниках. Присмотритесь, и вы увидите, что посреди ваших знакомых есть те, кто предпочитает всем знакам запятую либо тире, вопросительный символ либо скобки, многоточие либо кавычки. Наиболее того, вы поймете, что и сами прошли определенную эволюцию в употреблении этих символов. В детстве грешили скобками, в молодости – восклицали, и так дальше…

И ваши пристрастия изменялись либо даже претерпевали коренные метаморфозы, поэтому что сами вы становились наиболее опытным языковым юзером – усмотрительным либо меркантильным, многоречивым либо уклончивым…

И по тому, сколько в ваших нынешних текстах кавычек, вы просто сможете – только в целях самопознания – протестировать собственный уровень убежденности, драматичности, максимализма, злости и … свободы».

Москва, Эмма Прусс

Источник: newdaynews.ru