СПбГУ показал сборник неизвестных документов о блокаде

Впервые опубликованы материалы за самый тяжелый период войны — с июня 1941-го по март 1942 год

В Петербурге впервые полностью опубликованы все постановления бюро Ленинградских горкома и обкома ВКП(б) за самый тяжелый военный и блокадный период – с июня 1941-го по март 1942 года.

«Девяносто восемь процентов документов еще не видели свет», – рассказывает один из шести составителей издания, кандидат исторических наук, научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории РАН (СПбИИРАН) Кирилл Болдовский. По его словам, издание ставит крест на легендах и домыслах, предлагая взамен факты. Работа над первым томом издания «Блокада в решениях руководящих партийных органов Ленинграда. 1941-1944 гг.» шла три года, второй том готовится к печати, а всего в планах три тома. Профессор СПбГУ Михаил Ходяков уверен, что публикация документов стимулирует интерес исследователей к теме войны и блокады, так как ставит много вопросов. По наблюдениям Ходякова, в последние годы все меньше студентов и аспирантов выбирают эти темы.

«Мы ждали выхода этой книги 70 лет», – заметил ректор СПбГУ Николай Кропачев. Почетный профессор СПбГУ житель блокадного Ленинграда Геннадий Соболев уточнил, что частично документы публиковались в 1966 году в сборнике «900 героических дней». Тогда составители на свой страх и риск включили в сборник 15 нерассекреченных документов, например, приказ Ворошилова о вооружении народного ополчения холодным оружием, и были за это репрессированы. Между тем, сборник 1966 года цитируется до сих пор.

Еще предстоит изучить

«Мы закаленные, не первый десяток лет работаем в архивах», – сказал Геннадий Соболев, отвечая на вопрос о том, что поразило исследователей лично. – Многие опубликованные документы производят тяжелое впечатление, особенно стенограммы декабрьских 1941-го и январских 1942 года заседаний. Довольно резкие и неожиданные высказывания руководящих работников, формулировки, касающиеся смерти: «В декабре убыло 50 тыс. человек».

Кирилла Болдовского удивило, сколько задач стояло перед руководством города: это и мельчайшие кадровые назначения, и оборонный заказ, и определение норм питания. Михаил Ходяков был потрясен «иерархией потребления». «В то время как нормы потребления хлеба в городе для неработающих и иждивенцев снизились до 125 граммов, издавались постановления с планами производства конфет и шоколада», – поделился он фактом. Были ли эти планы выполнены и для кого предназначались сладости – это, по его словам, должно стать предметом исследований.

В последующих томах, отметил Михаил Ходяков, планируется опубликовать документы, согласно которым фабрика имени Крупской в 1943 году выпустила 3,5 тонны трюфелей в коробках. «Есть указания на то, что конфеты предназначались для Ленинградского фронта и Балтийского флота, но тема требует внимательного исследования», – считает ученый.

Аспирант СПбИИРАН Петр Чекалев-Демидовский рассказал о существовании сводной таблицы расхода топлива – торфа, мазута и дров. Судя по ее данным, преимущество в получении топлива было у предприятий, работавших на оборону, например, у Кировского завода.

Документы также свидетельствуют о том, что большая часть ленинградских автобусов была направлена на фронт и на Дорогу жизни, остальные стояли в депо. Восьмого декабря 1941 года на улицах города осталась значительная часть трамвайного и троллейбусного парка. Электричество отключили, а приказ не выводить трамваи и троллейбусы на линии отдать просто не успели.

Будет доступно всем

Издание, опубликованное на средства СПбГУ, будет выложено в Интернет. Николай Кропачев предложил дополнить электронную версию издания алфавитно-предметным указателем, чтобы можно было быстро находить нужную информацию. Исследователям потребуется на это несколько месяцев. Также возможны тиражи на иностранных языках, если появятся заинтересованные в этом партнеры.

Источник: spbdnevnik.ru