«Романтик-пессимист» и «крайний мастодонт»: в Екатеринбурге вспоминают Владислава Крапивина (ФОТО)

Сейчас рано с утра не сделалось без преувеличения самого известного создателя книжек для малышей и подростков на постсоветском пространстве – Владислава Крапивина. Что молвят о писателе его коллеги и почитатели – в материале РИА «Новейший Денек».

Евгений Касимов, писатель, поэт и драматург, член Союза писателей Рф с 2003 года: «Я был знаком с Владиславом Петровичем больше 40 лет. Мы с ним познакомились в конце 70-х. Я тогда работал рецензентом в журнальчике «Уральский следопыт». Помню, как-то зашел на работу со своим небольшим отпрыском Антошкой, чтоб дать рецензии. И там повстречался с Владиславом Петровичем. Он юный, прекрасный, лишь что приехал из Москвы, где у него вышла книга «Мушкетер и фея». Мы с ним разговариваем, и в это время в комнату заглядывает мой двухгодовой отпрыск. «О, какое волшебство!» – гласит Владислав Петрович. И подарил Антошке авторский экземпляр собственной книжки, с подписью «Будущему читателю». Эта книжка до сего времени сохранилась в нашей семье.

Позже я сообразил одну вещь. Крапивина в основном заинтересовывали и тревожили малыши, поэтому что он весьма веровал в будущее, не плохое будущее. Как мы воспитываем малышей, какими они будут – таковым и будет наше будущее. Это был весьма принципиальный постулат для него. Он был Учителем – с большенный буковкы. Те, кто читал и полюбил его книжки, по определению не могут быть нехорошими людьми. Поэтому что его книжки были светлыми, незапятнанными. При всем этом недозволено сказать, что он был розовым романтиком. Он был пессимистом. Неодобрительно глядел на сухих людей, которые были представлены в образовании, культуре – эти люди не думали о будущем, а просто были бездушными винтиками системы. И его это очень возмущало. Потому он и сделал собственный клуб «Каравелла», потому писал книжки не только лишь для малышей. Хотя его считают детским писателем, но перечитайте его «Гуси-гуси, га-га-га!» – это вещь для взрослых. Эта книжка вышла в конце 80-х, он весьма почти все угадал. Его настораживало взрослое отношение ко всему.

Для него база – культура и гуманитарное образование, которое передается от учителя ученикам. Он весьма не обожал, когда культура становилась продолжением непонятной политики. Наилучшим ему монументом будет… Понимаете, в прошедшем году мой отпрыск поставил по его книжке спектакль «Застава на Якорном поле» в Камерном театре. Постановка воспользовалась большущим фуррором, но на данный момент из-за пандемии ее нереально демонстрировать. Я воспринимал роль в переговорах, чтоб этот спектакль возник, поэтому что бюрократы Камерного театра были флегмантичными. И Владислав Петрович весьма этому возмущался. Он же воспитал не одно поколение.

Нам еще предстоит понять эту утрату, для нас и нашей культуры. Весьма горько».

Андрей Коряковцев, кандидат философских наук, доцент кафедры политологии и организации работы с молодёжью УрГПУ, член Союза русских писателей: «Для меня Владислав Крапивин – крайний мастодонт детской и подростковой литературы русского времени. Я считаю, что детская и подростковая литература возникает лишь в ситуации общественного оптимизма. Детская литература не обязана быть депрессивной. Крапивин был крайним массивным представителем этого общественного оптимизма, который он пробовал провести в жизнь не только лишь через литературу, да и через собственный отряд «Каравелла», который действует в той же парадигме. На данный момент я не вижу детского создателя такового же масштаба – все поэтому же, что в нашем обществе, как мне кажется, настроение депрессивное, отсутствует тот соц оптимизм. Но недозволено гласить, что все завершилось. На данный момент я иду с лекции, на которой мало обсудил со своими студентами тему произведений Крапивина. Они вызывают лишь позитивную реакцию. Эти книжки и на данный момент нужны, они читаются».

Надежда Колтышева, заместитель головного редактора журнальчика «Урал» по развитию: «Естественно, это полностью бесценная утрата. Для меня Владислав Крапивин – это 2-ой писатель опосля Бажова, при этом 2-ой – лишь из-за различия во времени, а не по масштабу таланта. В значимой степени он сформировал и мою личную систему ценностей. И еще желаю отметить, что он учил малышей мыслить без помощи других. В книжках нередко принято так – если взрослый, то он прав. У Крапивина – по-другому. Грубость «крапивинских мальчишек», можно сказать, вошла в историю. Он был не только лишь писателем, да и воспитателем. Мы счастливые люди, что имели возможность не только лишь читать его книжки, они издавались по всему Русскому Союзу, да и жили с ним в одном городке. На данный момент я пересматривала архивы журнальчика «Урал» и нашла, что он в первый раз напечатал тут повесть для малышей – «Палочки для Васькиного барабана» – еще в 1964 году. Он отлично общался с детками, для их это было большущее счастье».

Мария Фролова, основной библиотекарь отдела обслуживания Свердловской областной библиотеки для малышей и молодежи имени В.П. Крапивина»: «Когда я собственных друзей звала, гласила, что тут библиотека для взрослых и малышей, они оглядывались, тыкали пальцем в современных писателей, а позже спрашивали: а Крапивин у вас где? Его творчество было определяющим в жизни целых поколений. Есть ежедневная жизнь, где дом, работа, круговерть, а у Крапивина в книжках то, что стоит за всем сиим, все по сути делается, что вправду принципиально. Бывают прекраснодушные дискуссии о морали, «иди за собственной мечтой», лишь слова, за которыми ничего нет. А такие классики, как Владислав Петрович, они различаются тем, что все истинное и не плохое и передают не поэтому, что так нужно, а поэтому, что он сам это прожил и передает то, что лицезреет в жизни. Это и завлекает людей».

Екатеринбург, Евгения Вирачева, Валентина Ярославцева, Анна Темрук

Источник: newdaynews.ru